Бонус до 600$
Промокод: BRAT
Получить бонус

Али Имсирович: Я точно вхожу в топ-10 лучших турнирных игроков

– Привет, Али. Кажется, жизнь постепенно налаживается, живой покер возвращается, и ты уже успел выиграть несколько турниров. Но об этом мы поговорим позже, а начать я хотел с твоего детства. Ты же родился в Боснии?

– Да, но мы переехали в США, когда мне было 3 года, поэтому я ничего не помню. В Боснии и вообще во всем регионе шла война, и мы по сути стали беженцами. До войны отец был очень успешным бизнесменом, но пришлось все бросить и начинать с нуля.

– Чем занимался отец после переезда?

– Брался за все подряд. Мы жили в Ванкувере, штат Вашингтон. Он работал парковщиком, это была его основная работа, также подрабатывал в барах, временами у него было сразу по три работы.

– Похоже, его трудолюбие передалось и тебе?

– Хотелось бы верить. Я всегда им восхищался, мы ни в чем не нуждались. Постоянно ездили отдыхать, даже не знаю, как ему это удавалось – мы жили в очень маленькой квартире и лишних денег никогда не было.

– Чем ты занимался в детстве?

– Целыми днями играл в баскетбол, все время проводил на площадке. И получалось довольно неплохо. В 8-9 классе мы даже обсуждали сотрудничество со спортивными агентами, мной интересовались скауты, надеялся, что меня возьмут в команду колледжа. Все шло замечательно, но начались серьезные проблемы с лодыжкой. Так я и пришел в покер. Я был в депрессии, хотя, возможно, мне так казалось. Все же это очень серьезный недуг, а мне было всего 16. Но я всю жизнь посвятил баскетболу и было тяжело смириться с тем, что придется проститься с мечтой. Надо было искать новое занятие, а отец с друзьями часто играли в покер на мелочь. Я попросил, чтобы меня тоже взяли в игру, но он строго отказал, был сильно против, чтобы я вообще занимался каким-либо видом гэмблинга.

– Тебе было 16? То есть примерно 10 лет назад?

– Да, ровно 10 лет назад, прямо накануне «черной пятницы». Я досрочно поступил в колледж и в последнем классе школы пропускал некоторые занятия. За это время успел прочитать все книги по покеру, которые смог найти. Потом в колледже тоже было много свободного времени, я ходил три раза в неделю, занятия начинались в 10 утра и через 6 часов я уже возвращался домой. Это было идеально для покера.

– Какие книги ты прочитал?

– Гаса Хансена, где он описал все раздачи из выигранного турнира, Small Ball Негреану, Supersystem Брансона, все олдскульные книги. Немного успел поиграть на Ultimate Bet, помню, что там каждый день в 15:15 начинался фриролл, и я всегда старался успеть на него после школы.

А потом начал ходить в покерный клуб с названием Final Table в Портленде. Это в пяти минутах от Ванкувера. Там не подавали алкоголь, поэтому пускали с 18 лет. Рейк платили в виде платы за вход и можно было сыграть три-четыре турнира за день, они собирали по 20-30 человек. Однажды отец дал мне $60 на ремонт гитары, я на все эти деньги сыграл турнир, выиграл и получил больше, чем полагалось за первое место.

– Как так вышло?

– Когда мы остались вчетвером, у меня было 90% всех фишек. Соперники очень хотели поделить, я согласился при условии, что мне накинут еще $100 сверху к призовым за первое место.

– Недавно ты выкладывал похожую картинку из турнира хайроллеров в Aria.

– Да, у меня было 80% всех фишек, когда регистрация в турнир была еще открыта.

То, как я оказался в том первом клубе, заслуживает отдельного рассказа. Это произошло в День Святого Валентина. У меня было назначено свидание с девушкой из Портленда, но когда я к ней приехал, мы поругались и никуда не пошли. А покерный клуб находился прямо в соседнем доме, я его раньше видел, но ни разу туда не заходил. Мы уже давно не общались с этой девушкой, но именно она поспособствовала началу моей карьеры.

– Колледж ты закончил?

– Я изучал уголовное право и психологию, но недоучился всего один семестр. Подумал, зачем мне платить еще несколько тысяч, если я никогда не буду этим заниматься? Отец как-то зашел ко мне в комнату и поинтересовался, составил ли я расписание на следующий семестр. Я играл в онлайне, ответил, что учиться больше не планирую и вернулся к монитору. Он в полном шоке сел рядом и 10 минут просто молча смотрел, как я играю.

– Расскажи, как ты стал профессионалом?

– Когда я начинал играть в этом клубе, пределом моих мечтаний было выиграть $1,500. А за первый месяц я выиграл $5k, играл кэш $1/$2 и турниры за $20, $40 и $60. Но потом меня ограбили, и я лишился всех денег. У меня еще не было счета в банке, и все выигрыши хранились в одном месте. После этого я на несколько месяцев бросил покер. За это время подкопил немного денег, вернулся и уже начал играть профессионально.

– Первые призовые в офлайне ты выиграл в турнире за $1,500 в Пунта-Кане?

– Да, выиграл сателлит за $55 на ACR. Помню, что никогда в жизни так не нервничал, как в том турнире.

– Это был твой первый крупный турнир?

– До этого успел съездить на серию WPT Choctaw. Тоже выиграл сателлит в главный турнир, но проиграл за серию $7k, а весь мой банкролл был около $15k. Поехал туда совершенно один, никого не знал, никаких развлечений рядом не было, и я просто каждый день проигрывал деньги.

– Ты никогда не жалел, что выбрал покер основной деятельностью?

– Нет, даже тогда в Choctaw я видел, насколько плохо все играют, и был уверен в себе. Мне просто не хватало дисциплины. Думаю, тот проигрыш был мне полезен. После него я стал работать еще больше.

– Я впервые услышал про тебя в декабре 2017-го, когда ты занял 4-е место в одном из турниров CardPlayer Poker Tour, сразу после этого ты выиграл . Это стало началом твоего взлета в офлайне?

– Да, но за пару месяцев до этого я приехал на Мировую серию с банкроллом $80k и проиграл в Вегасе $60k. Пришлось возвращаться на $1/$2 в онлайне, играл на одном из китайских приложений, где все сложилось удачно, и я быстро поднялся на $10/$20. Осенью мы с друзьями поехали в Вегас, отлично проводили время, играли кэш и турниры. И я в четырех турнирах подряд занял 4-е место, укрепил банкролл и смог играть дороже.

– Тот турнир за $10k на PCA ты играл полностью от себя или стал уже более осторожным?

– Продал по 5% трем друзьям, с которыми мы вместе работали над игрой. Но проигрыш всего банкролла меня никогда не пугал. Тогда у меня еще не было никакой ответственности, и один мой друг был всегда готов дать мне деньги на игру при необходимости. Поэтому я играл на выстрел, и легко начинал с нуля. На той же PCA я сыграл свой первый турнир за $25k, правда, на него продал 70%. До победного турнира мне вообще не складывалось, проигрывал все подряд, спустил примерно треть банкролла. А этот турнир был самым последним в расписании, я даже не собирался его играть. Мы с другом пришли на завтрак, а за соседним столом сидел Брин Кенни с друзьями, которые, кажется, даже не были профессионалами, а приехали просто развлечься. Брин их убеждал, что нужно обязательно садиться в последнюю турбину за $10k. Мы с другом переглянулись и тоже побежали регистрироваться. И это был один из тех турниров, где ты вообще не можешь проиграть раздачу. В хедз-ап мы вышли с Райаном Рисом, мне запомнилось, как в одной раздаче он вложил в банк полстека и выбросил на ривере после моего чек-пуша в блеф. Складывалось идеально во всем.

– Через пару месяцев после PCA ты выиграл главный турнир в Borgata, где , а потом начал регулярно играть хайроллеров в Aria. Их ты тоже играл от себя?

– До $5k я все играл от себя, а дороже – от бэкера. Сейчас это мой хороший друг, но познакомились мы случайно. После PCA я поехал на серию во Флориду и в турнире за $2k оказался за одним столом со знакомым. Мы обсуждали, стоит ли играть турнир за $25k и какой в нем будет состав. Один из игроков за нашим столом это услышал и сказал, что готов купить у меня долю. «Что?» – не поверил я, ведь до этого мы даже не виделись. Мы быстро подружились, и он стал брать у меня по 30-40% на все дорогие турниры.

– Он сам играет или у него просто чуйка на покерные таланты?

– Я могу назвать его имя, это Дилан Гэнг, он играл в домашней игре Роба Йонга на Poker Go, когда они играли кэш $1k/$2k. Вот так случайная встреча в турнире по $2k стала определяющей для всей моей карьеры.

– В чем главное отличие между турнирами хайроллеров и дешевыми?

– В хайроллерах игроки гораздо лучше подготовлены и тратят много времени на теорию. В турнирах по $5k есть регуляры, которые сильнее поля, но вне столов они практически не работают. А когда играешь с Айком Хэкстоном, ты будто физически ощущаешь, как в его голове крутятся шестеренки, он знает правильное решение в любом споте. Я начинал играть турниры по $25k по собственной стратегии, очень далекой от оптимальной. Думал, что это удивит соперников и отлично сработает. Но быстро понял, что нужно играть иначе, и стал еще больше времени уделять теории.

– Расскажи про . Ты выиграл два турнира и общий зачет серии.

– Это были две лучшие недели в моей жизни. И опять все произошло случайно. Я вернулся в Америку из Барселоны после EPT и не собирался играть Poker Masters, потому что бай-ины слишком большие. Но за столом опять встретил игрока, мы разговорились, и он предложил купить большую долю.

– Ты выиграл $1.3 млн, даже с учетом продажи долей это очень большие деньги. Сделал себе какой-нибудь дорогой подарок?

– Нет, меня никогда особо не интересовали дорогие вещи. Сейчас у меня есть неплохая машина, я купил себе часы за $4,500, но у меня никогда не было желания потратить на что-нибудь $20-30k.

– Еще бывают ситуации, когда ты сильно волнуешься за столом или расстраиваешься?

– Иногда, в самых дорогих турнирах. Например, в 2018-м я играл за $250k на Багамах, и у меня была половина экшена. При четырех призовых в топ-9 я был чиплидером и вылетел девятым. Все фишки проиграл в одной раздаче против Петранджело, причем сыграл нормально. Но когда отходил от стола, у меня тряслись ноги, так расстроился. Это один из самых грустных моментов моей покерной карьеры. Но в последнее время я чувствую себя очень уверенно в любых составах. Иногда эмоции за столом меня переполняют, и я позволяю себе лишние розыгрыши, но меня это устраивает. Думаю, я один из самых эмоциональных игроков, которые регулярно играют в хайроллерах. У этого есть как плюсы, так и минусы. Но я не хотел бы, чтобы во время игры мои эмоции полностью отключались. Уверен, это скажется и на обычной жизни. Конечно, даунстрики на меня влияют, но в целом, думаю, могу назвать свою жизнь счастливой.

– На какое место ты бы поставил себя в рейтинге хайроллеров?

– Сложный вопрос, в турнирном покере слишком много аспектов. Кто-то хорошо играет турбо-турниры, кто-то в поздней стадии, кто-то килополя и так далее. Поэтому такие рейтинги не могут быть объективными, но я покривлю душой, если не включу себя в топ-10 турнирных игроков. И моя цель – стать самым лучшим. Ради этого я и продолжаю постоянно работать над игрой.

– А кто сейчас самый лучший?

– Как я уже сказал, это очень сложно определить. Есть группа игроков – Айк, Тимоти Адамс, Ник Петранджело, Джейк Шиндлер. Но чтобы точно оценить уровень игрока, нужно постоянно с ним общаться, тогда ты будешь понимать, в какой он форме в данный момент.

– В 2019-м у тебя было несколько финальных столов WSOP и одно второе место. Ты бы хотел выиграть браслет или для тебя важнее размер призовых?

– На Мировой серии особая атмосфера и призовые там достаточно высокие, это было бы значимым достижением. Если не получится, я не расстроюсь. Но я точно знаю, когда Мировая серия в Вегасе все-таки состоится, я буду играть все подряд.

– Расскажи о рекордном банке в истории онлайна, который ты выиграл во время локдауна?

– Во время карантина я играл турниры, о кэше даже не думал. Но потом на GG началась дорогая игра. Сначала $500/$1k, я решил, что надо поиграть, пока могу себе это позволить. Потом игра быстро превратилась в $500/$1k/$2k, и я начал продавать половину экшена. Игра на таких лимитах сопровождается постоянным стрессом, но выиграть можно огромные деньги. Сам не ожидал, что когда-нибудь буду играть так дорого, но совершенно не жалею. Выиграл там $2-2.5 млн, это огромные деньги, но нельзя сказать, что я разорвал соперников. Для той игры получилось всего 10-12 бай-инов.

– Расскажи про раздачу.

– Чуть раньше в той же сессии limitless выиграл банк у Криса Брюера, когда заплатил 4-бет с 72.

После этой раздачи я написал в чате: «Вот теперь мы играем в настоящий покер». Думаю, мои слова и эта раздача повлияли на настроение Таня, ему захотелось показать что-то безумное. Префлоп и флоп я сыграл достаточно стандартно.

– На флопе он же тебя переставил? Твой колл – стандартная игра?

– Да, у меня же бэкдор и две оверкарты с тузом. А на терне пошло флеш-дро. Но честно говоря, я думал, что у него вообще ничего нет и на бланковом ривере задумался бы над коллом с A-хай. Было бы забавно проиграть паре девяток, которые он превратил в блеф. Но на ривере мне закрылся натсовый флеш, и я не поверил своим глазам, когда увидел его олл-ин. Доска спаренная, но о пасе я, естественно, даже не думал. Когда банк поехал ко мне, я не сдержался и закричал от счастья.

– У тебя не было желания сразу уйти? Или так нельзя?

– Тань ушел сразу, а мы играли часа полтора, и я добавил к выигрышу еще $70-80k. Очевидно, я не мог уйти сразу после такого банка, это было бы очень неэтично. Да я и не хотел, мне очень нравилось, как я играю, и казалось, что остается хорошее ожидание. Но улыбка уже не сходила с моего лица до конца сессии.

– Друзья подарили тебе плед с распечаткой этой раздачи?

– Да, и это лучший подарок в моей жизни.

– После возобновления офлайна ты успел выиграть несколько турниров в Aria. Как тебе новые правила – маски, прозрачные перегородки и так далее?

– Не очень. Через стекло очень сложно общаться, оно довольно толстое. Маски тоже влияют, они убирают некоторые тонкости живой игры. Но возможность играть все это перевешивает, я обожаю живой покер.

– Перейдем к традиционному блицу. Твоя самая удачная покупка или обмен долями?

– У меня была небольшая доля от Брина Кенни, когда он выиграл $20 млн.

– Лучший игрок, о котором мы ничего не слышали?

– Рок Гостиса. Сейчас он играет в онлайне, но скоро приедет в США, и о нем все узнают.

– Твоя худшая работа до покера?

– Никогда не работал.

– Твоя самая крупная непокерная ставка?

– Поставил $150k на Хабиба против Макгрегора.

– Что слушаешь во время игры?

– Обычно ничего, но если слушаю, то в последнее время – альбом Forest Hills Drive Джей Коула, там несколько очень крутых песен.

– А твой любимый альбом за все время?

– Recovery Эминема.

– Любимый фильм?

– Умница Уилл Хантинг.

– Что самое интересное ты послушал, прочитал или посмотрел во время локдауна?

– Мне очень нравятся подкасты Джо Рогана.

– Есть игрок, с которым тебе играть сложнее всего?

– Майкл Аддамо, но с ним сложно играть абсолютно всем.

– Каким ты видишь будущее покера?

– Думаю, в первое время будет бум офлайна, поля во всех турнирах будут сказочные.

– Что тебя больше всего раздражает за столом?

– Когда игроки выставляют фишки случайным образом и сами не знают, какой у них стек.

– Каким талантом ты бы хотел обладать?

– Я очень люблю музыку и хотел бы хорошо петь, но голос у меня ужасный.

– Какую песню выбрал бы в караоке?

– Очень нравится Stan Эминема.

Левин Марк
Автор
Ветеран онлайн покера времен покерного бума. Изначально играл микро и низколимитные турниры на partypoker, со временем переключился на кеш. Любимый игрок - Том Дван. Ушел из онлайна несколько лет назад из-за возросшей конкуренции и ухудшающихся условий игры. В настоящее время предпочитает живую кеш игру и социальный аспект покера.
Похожие статьи